Исцеление начинается уже при входе на сайт, ибо страница заряжена по секретной методике тибетских монахов

Случайная медицина

Жизнеописание Доктора П было бы неполным без упоминания этого клинического случая.

Одно время он, невролог по профессии, поддежуривал в качестве терапевта в одной захолустной больничке. Можете себе представить, какой там был кадровый голод, коль скоро взяли врача без необходимого сертификата, да ещё такого распиздяя.

Как-то по дежурству “скорой помощью” был доставлен 65-летний мужчина с левым диагнозом “ИБС. Кардиосклероз. ХСН1 ФК2. ГБ3 риск4, кризовое течение”. АД при поступлении – 110\70.

– Было 200\100, но мы сбили, – нагло ухмыляясь, сказал фельдшер.

Доктор П приступил к осмотру пациента:
– Что вас беспокоит?

– Мне плохо, – ответил тот.

– Да всем плохо, – окрысился доктор. – Ты бы знал, как мне плохо, из-за огромного количества дебилов, которых сюда привозит “скорая”.

Изучив выписку из другой больницы, откуда пациент был выписан только вчера, он сказал:

– Ну и… тебя только что выписали в удовлетворительном состоянии из другой больницы. Даны рекомендации. Сиди дома, пей таблетки. Зачем “скорую” вызвал? Жить негде?

И в своей излюбленной манере, с юморком и матерком, Доктор П попросил пациента покинуть приёмное отделение.

Тот встал, сделал два шага, и с изменившимся лицом стал оседать на пол. И упал бы, если бы доктор не подхватил его и не усадил на кушетку. Сидеть пациент не мог, и стал заваливаться.

Выругавшись, доктор велел медсестре оформлять пациента.

Около полуночи Доктор П был разбужен телефонным звонком. Побеспокоила медсестра терапевтического отделения и доложила, что пациент “сошёл с ума”, ползает по палате, натыкаясь головой на стены, тумбочки, ножки кроватей, “весь обоссался и обосрался”.

Доктор П очень не любил, когда его будят по ночам. Опять же выругавшись, он приказал пациента “грузануть чем-нибудь… аминазином-галоперидолом”.

Медсестра ответила, что “ничего такого нет”.

Вспомнив, в какой больнице находится, доктор взял, что было с собой в сумке, а именно Амитриптилин и Феназепам, и пошёл в палату. Там, хоть и помыли, но ароматы ванили всё ещё витали в воздухе. Что ещё больше разозлило доктора. Отдав медсестре две ампулы, он с порога наехал на пациента:
– Ты чо творишь, придурок!? Пообосрал нам тут всё…

Приблизившись к кровати, он увидел, что пациент покрыт потом, подушка и простынь – всё мокрое, будто облито водой.

– Куда колоть? – спросила медсестра.

– Одну в вену, одну внутримышечно.

– Что куда?

– Похер, – отмахнулся Доктор П. И продолжил склонять пациента по всем падежам, какого хрена он сюда припёрся, создал всем тут проблемы, не даёт никому спать, и прочая, и прочая… Пациент что-то бессвязно бормотал в ответ.

Медсестра сделала инъекции, и тут доктор заострил внимание на странно-деревянном выражении лица пациента.

– А давление мерила? – спросил доктор.

Выяснилось, что нет. И он велел измерить АД.

Медсестра принесла тонометр, одела на руку пациента манжету…

– Ничего не слышу…

Доктор стал мерить сам – 40\0… Тут до него дошло, что не так с лицом больного – это маска смерти. И прибыл он в больницу в агонии. Соответственно, не просто так у него раскрылись чакры и он тут всё уделал.

– Давай каталку… кати в реанимацию! – скомандовал он.

В АРО пациент дал остановку сердца, его завели, был начат комплекс реанимационных мероприятий, которые эффекта не дали, и через час была констатирована биологическая смерть.

Утром заведующая терапией посмотрела ЭКГ больного – а там ишемия. Если бы ещё и фельдшер “скорой” разбирался в ЭКГ, то отвёз бы больного в другое место, а именно в больницу скорой помощи, в кардиологию.

Как причину смерти выставили “Ишемическая болезнь сердца”, а спереди этого слова карандашом приписали “Острый инфаркт миокарда”.

– Поедешь на вскрытие, там на месте разберёшься, – сказала заведующая Доктору П.

С таким напутствием он поехал в морг.

На вскрытии обнаружился инфаркт микарда, причём несвежий, 2-3 дневной давности. То есть, пациент был выписан из другой больницы с инфарктом. Конечно же, ему было плохо, он не соврал, при инфаркте такое бывает, поэтому и вызвал “скорую” на следующий день.

Но ОИМ не был выставлен как причина смерти, вместо этого поставили “Ишемическая болезнь сердца”. Всё потому же – мухлёж статистики. Комитет здравоохранения даёт больницам квоты по всем нозологиям, например, не более 100 инфарктов в год, не более 40 циррозов в год, не более 80 инсультов в год, и так далее. Если больница похоронила более 100 пациентов с диагнозом ОИМ в год, то главврачу рвут духовку, расстреливают через повешение, короче, очень строго наказывают. Вот главврачи и изворачиваются, как могут. Показатели не могут быть хуже, чем в предыдущем году, ведь на медицину выделяют деньги, с указанными заболеваниями ведётся борьба. Минздраву не поздоровиться, если показатели будут ухудшаться, в правительстве подумают, что он плохо работает.

Вот так, случайным образом, функционирует наша система здравоохранения, в которой работают случайные люди, которые назначают случайные препараты и ставят случайные диагнозы. Даже причина смерти указывается случайная, типа, “так… хроническая ишемия мозга уже сегодня была, атеросклероз был… нарисуем этому жмуру ИБС”.

Share and Enjoy:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Мой Мир
  • Facebook
  • Twitter
  • LiveJournal
  • MySpace
  • FriendFeed
  • В закладки Google
  • Google Buzz
  • Яндекс.Закладки
  • Reddit
  • StumbleUpon
  • Technorati
  • del.icio.us
  • Digg
  • БобрДобр
  • MisterWong.RU
  • Memori.ru
  • МоёМесто.ru
  • Сто закладок