роман “Екатерина Хромова”, часть 6

Эти выходные Андрей посвятил подготовке документов для ОБЭП и УНП. В съёмной двухкомнатной квартире на улице Гагарина, где он в данный момент проживал, хранился почти весь документооборот его фирмы (которую скоро должны были обанкротить по суду) и в его задачи входило подобрать такие бумаги, которые бы подтвердили его версию и убедили бы милиционеров в том, что предъявляемые ему обвинения беспочвенны. Суть которых сводилась к тому, что он перечислил на подставные фирмы крупную сумму денег, которыми должен был расплатиться с немецкой компанией Сименс за поставленный товар, обналичил и присвоил их (что является составом преступления, предусмотренного статьёй 159 УК, часть 4 – Мошенничество в особо крупных размерах, и этим занимался ОБЭП); а также к тому, что для получения кредита он передал в Волгопромбанк заведомо ложную бухгалтерскую документацию (это состав статьи 176-й – Незаконное получение кредита, и эту статью разрабатывало УНП).

Заказчиками обоих дел являлись кредиторы, соответственно Сименс и Волгопромбанк, которым задолжал Андрей. Он, в свою очередь доказывал, что являлся номинальным владельцем компании, проживал в другом городе – Петербурге, получал фиксированную ежемесячную плату, а фирмой управлял исполнительный директор со своей сворой. Вот они-то и должны за всё отвечать. Аргументы, подтверждавшие его позицию: во-первых, все спорные документы фирмы были подписаны не его рукой («спорные» документы – это договора поставки с Сименсом и бухгалтерская отчётность для получения кредита в Волгопромбанке); во-вторых, было собрано множество документов, подтверждавших, что в период с 2001 по середину 2006гг он постоянно проживал в Петербурге и физически не мог управлять волгоградской фирмой. На самом деле, он, предвидя такой ход событий, заставлял сотрудников подделывать на документах его подпись и только в исключительных случаях расписывался сам – как, например, на кредитных договорах, которые необходимо подписывать в банке в присутствии банковских работников. Что касается Петербурга – он действительно проживал там, рабочие дни проводил на предприятии со строгим пропускным режимом (аккумуляторный завод Балт-Электро, Андрей был соучредителем ООО «Экссон», фирмы-дилера этого предприятия, офис и склад которой располагались на его территории), и множество людей могли подтвердить, что каждую неделю с понедельника по пятницу он находился на предприятии, проходил через охрану и предъявлял пропуск. Но правдой являлось также то, что минимум два раза в месяц, а бывало и чаще, он летал по выходным в Волгоград, а по телефону и электронной почте контролировал каждый шаг своих сотрудников. Но это знать оперативникам совсем необязательно.
Линия защиты Андрея и его активные действия внесли коррективы в планы милиционеров, которые, как известно, любят короткие простые схемы и ненавидят длинные сложные. В их задачи входило – угрозами заставить подозреваемого расплатиться с заказчиком наезда, им было безразлично, управлял ли Андрей фирмой сам или через наймитов, и тем более не хотелось вникать во все производственные сложности, кто там на самом деле отдавал распоряжения и вообще крутил финансовые колёса, а кто подписывал бумаги и был статистом. Они и протоколы-то заполняли неохотно, во время допросов отдавая предпочтение устному произнесению угроз. Ведь они рассчитывали похоронить это дело сразу после того, как Андрей испугается и отдаст деньги кредиторам. Поэтому вынужденная проверка принесенных им документов и необходимость проведения графологической экспертизы поставила их в ступор.

Андрей знал возможности противника, понимал, что, раз эти люди затеяли войну, то пойдут до конца, и стремился сработать на опережение.

И об этом он повёл речь в субботу, 21 октября, вечером, когда встретился со Спириными в пивной «Бавария». Собралась большая компания, была дочь Спириных с мужем, приятельницы Вероники с её работы (она работала в областном финуправлении), несколько бывших коллег Юрия. Однако, всерьёз поговорить не удалось. Быстро набрали градус и заговорили о предметах более приятных, чем уголовное преследование бывшего предпринимателя. Постоянно думая о Кате, Андрей старался вывести разговор на темы, которые бы хоть как-то её касались – хотя бы даже про Станислава Полянского.
– Он тут звонил недавно, шлёт тебе привет! – сообщила Вероника.

После его отъезда отношение Спириных к нему поменялось. Оно уже было не таким, как год назад, когда Юрий заглядывал ему в глаза, а Вероника выполняла роль психотерапевта, выслушивая его душераздирающие многочасовые монологи-признания. Теперь она по порциям выдавала информацию, полученную от него во время тех сеансов психотерапии. Например, то, что жена Станислава Полянского – дочь крупного московского чиновника, она уверенно шагает по коридорам власти и вхожа во все кабинеты, в которых принимают решения. Станислав, украинский лимитчик, подцепил её на улице, используя недюженные пикаперские навыки, влюбил в себя, женил на себе и сделал благодаря связям тестя карьеру. Годы берут своё, четверть века в браке – это вам не выпускной школьный бал, и Станислав, будучи связанным по рукам и ногам, двигаясь в колее полностью детерминированных движений, не смог придумать для себя ничего более интересного, чем длительная командировка в провинциальный Волгоград. Он обосновал перед руководством необходимость «поддержки и укрепления неблагополучного низового звена», удачно выбил себе должность начальника Управления (фактически была создана новая структура, до этого все эти функции успешно выполняли другие службы) и даже выиграл в зарплате. Самое главное – он избавился от доминирующего влияния надоевшей, как волки оленю, немолодой жены и получил фантастические возможности в плане обольщения молоденьких провинциалок. Жена тем временем упорно доискивалась, кто выдворил её мужа из Москвы и отправил в какой-то там Волгоград, о существовании которого она даже не подозревала. В итоге она нашла нужные рычаги, надавила на нужных людей и в один прекрасный день ворвалась, что называется, на блат-педали в кабинет непосредственного мужниного начальника во время совещания и выразила возмущение затянувшейся волгоградской командировкой мужа. Неудовольствие было выражено следующим образом: «Это безобразие! Больше года в семье не хватает члена!» Собравшиеся в кабинете многозначительно переглянулись и заёрзали в своих креслах. Начальник оторопело произнёс: «Нас тут десять членов, может, мы на что сгодимся?..» И этот анекдот теперь гуляет по всему Лукойлу. Что касается требования «вернуть члена» – начальник заверил страдалицу, что непременно это сделает и ейный муж вернётся в Москву в самое ближайшее время.

Итак, его волгоградский рай продлился чуть больше года.

Что касается его профессиональных качеств, то они сильно преувеличены подхалимами. На самом деле он выскочка, резонёр, пижон, очень поверхностный человек, всю жизнь просидевший в кабинете, который достался по блату, и не сделавший самостоятельно ни одного шага (ну, кроме поездки в Волгоград). Полная противоположность Юрию, который знает оперативную работу как свои пять пальцев, и, прежде чем попасть в службу безопасности Лукойла, долгое время проработал в спецназе, УБОП (Управление по борьбе с организованной преступностью, расформированное в 2008 году) и отделе по борьбе с коррупцией, всю жизнь прожил на одну зарплату, не имея никаких левых доходов – в отличие от Станислава Полянского, который рэкетировал бизнесменов, в чём охотно признавался направо и налево.

Андрей не имел возможности проверить сведения о том, что Станислав Полянский – это «выскочка, резонёр, пижон», но насчёт Юрия – всё так и было. В России известно всего два случая взятия судей с поличным во время передачи взятки, и оба произошли при непосредственном его участии. Когда он работал в отделе по борьбе с коррупцией, то был грозой всех местных шишек. И благодаря безупречному послужному списку его взяли в Лукойл.

Всю эту информацию Андрей получал от Вероники, сам Юрий был на редкость молчаливым и в разговорах обычно отделывался обтекаемыми фразами и размытыми формулировками, никогда не говоря чего-нибудь наверняка и не давая никаких точных данных. В итоге, во время такого общения Андрей получал от Вероники массу инсайдерской служебной информации и подробности личной жизни, и ничего по поводу того, что его на тот момент больше всего интересовало – про УНП и ОБЭП.

Таким образом, во время этой встречи в «Баварии», также, как во время других встреч, он так и не добился от Юрия никакой конкретики по поводу решения своих проблем.

Share and Enjoy:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Мой Мир
  • Facebook
  • Twitter
  • LiveJournal
  • MySpace
  • FriendFeed
  • В закладки Google
  • Google Buzz
  • Яндекс.Закладки
  • LinkedIn
  • Reddit
  • StumbleUpon
  • Technorati
  • del.icio.us
  • Digg
  • БобрДобр
  • MisterWong.RU
  • Memori.ru
  • МоёМесто.ru
  • Сто закладок

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

*

* Copy This Password *

* Type Or Paste Password Here *

You may use these HTML tags and attributes: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>