роман “Екатерина Хромова”, часть 4

Последнее время Андрей Разгон попадал в истории с умопомрачительной непринуждённостью. Чего только не было с ним за последний год: он потерял бизнес, развёлся с женой, поссорился с компаньонами, испортил отношения с «прикрывавшим» его силовиком, стал объектом преследования служб безопасности нескольких крупных компаний и банков, на него заводились уголовные дела… помимо противостояния всем этим невзгодам, ему приходилось вести непрекращающуюся борьбу с различными соблазнами. При этом его самообладание казалось почти инфернальным: обсуждая со своими близкими события, изменившие его жизнь, он не менялся в лице, говорил рационально и скупо, ну а о какой-то ностальгии и речи идти не могло. «Я же своё решение обанкротить бизнес принял вынужденно, – обычно объяснял он. – Поэтому осознание перемен в моей жизни было растянуто во времени. Всё происходило так стремительно, что я даже не успел прочувствовать ни точки невозврата, ни начала серьёзных неприятностей».
А в этот сентябрьский день неприятности нашли его сами.

Он находился в баре Cinema XO, одном из заведений фуд-корта на втором этаже торгово-развлекательного центра Парк Хаус. Этот бар, так же, как и другие заведения вокруг, был тусовочным и очень проходным местом. Андрей был в компании трёх женщин, с каждой из которых состоял в отношениях, и выглядел при этом как путник, заблудившийся в джунглях, где царит вагина. Изначально он пришёл сюда с Вероникой Спириной, планируя пропустить по стаканчику перед тем, как пойти в кино. Ей на трубку позвонила её коллега и подруга Антонина Газманова, и, узнав, где они с Андреем находятся, попросила, чтобы её подождали, и через двадцать минут подъехала, чтобы составить им компанию. Андрей был с ней всего два раза – в ночь после свадьбы дочери Спириных, а также после одной из вечеринок. Со свойственной ему душевностью он приветствовал её такими словами:
– Надо же, какая встреча! Знал бы, что увижу тебя, я бы хоть зубы почистил, голову вымыл, трусы бы чистые надел – вплоть до этого!
Грузная 26-летняя шатенка Антонина устроилась за столом, и, заказав латтэ, принялась подозрительно разглядывать Веронику и Андрея.

Следующей стала Таня Кондаурова, случайно проходившая мимо. Изящная брюнетка, похожая на принцессу из аниме, высокая, длинноногая, одетая в узкое чёрное платье, облегавшее её волнующие изгибы, широкими и твёрдыми шагами она подошла к столику; её тело излучало уверенность. Оно всегда заставляло Андрея испытывать необоримые тестостероновые фантазии, и этот раз не стал исключением. Она присела на стул, пододвинула к себе другой, чтобы положить на него пакет с покупками, и, не удостаивая взглядом остальных, обратилась к Андрею.

– Как дела? – модуляции такого знакомого голоса с хрипотцой накатывали на него, как клубы дыма
– Потихоньку воюю.
– Шикарно выглядишь для подозреваемого, которому светит десятка.
Он тревожно осмотрелся по сторонам:
– Откуда ты знаешь?
Она усмехнулась – действительно, глупый вопрос, учитывая то, что её муж, Иосиф Григорьевич Давиденко, «старый седой полковник», как он себя называл, не просто влиятельный силовик, но ещё и тот самый человек, с подачи которого в отношении Андрея заводятся уголовные дела.
– Если где-то в мире что-то не так, люди никогда об этом не узнают, сидя рядом с тобой.
Это её замечание, как всегда, попало в яблочко: в данный момент времени Андрей являлся чуть ли не национальным воплощением неудачи, тупика в конце неверного пути – это если судить по его делам, по его достижениям, что же касается внешнего вида и поведения – он сохранял вид успешного человека, обладающего влиянием.
Андрей начал встречался с Таней осенью 2000 года, ей тогда было 16. 6 ноября, на его 28-й день рождения, она преподнесла ему восхитительный подарок… в последний момент он попробовал было отказаться, сказав:«…я не уверен, что мы поступаем правильно. Я спрашиваю себя: справедливо ли это? Мы с тобой знакомы два месяца и у меня всегда было такое ощущение, будто я что-то у тебя отбираю, что-то святое. Ведь любят только раз в жизни, как наши родители. Это не так просто – взять и полюбить. В нашей ситуации особенно сложно именно тебе. Недаром сказано: первый, кто откроет лицо невесты, становится ей близким».

Она ответила:
– Меня это не волнует – совсем, ни в голове, ни в сердце.
Они посмотрели друг на друга с пониманием того, что это глубоко не так. И продолжили разговор. Он оттягивал развязку, наступление которой желал всё сильнее и сильнее, она его убеждала, хотя уже чувствовала, что просто подыгрывает. Говорили приглушённо, и от этого каждое слово приобретало особое значение.
– …Андрей, мой любимый Андрей! Ты не берёшь часть меня. Я так хочу, это мой выбор. Я буду любить тебя тихо-тихо – так, что никто не заметит.

И он сдался, упустив из виду, что обещание «любить тихо-тихо – так, что никто не заметит» было обещанием старшеклассницы, а все знают, что старшеклассницы часто не держат слово и последствия у этого бывают самые плачевные.

Весной 2004-го (ей было 20) она потребовала, чтобы он развёлся с женой и создал бы с ней, с Таней, новую семью. Это осложнило их отношения. На майские праздники они поехали в Абхазию, после чего Андрей стал избегать её – перестал звонить сам, а когда она звонила ему, уклончиво отвечал, что очень занят и не может пока приехать в Волгоград (он жил преимущественно в Петербурге, а в Волгоград приезжал два-три раза в месяц по делам). С мая по июль он несколько раз побывал в Волгограде, но так и не решился встретиться с ней – он знал, что её не устроит половинчатое решение вопроса. Также его настораживали её таинственные намёки: «есть новость», «надо срочно увидеться поговорить»; и он, догадываясь, что это за новость, всячески оттягивал встречу. Таня нашла его сама – во время очередного приезда в Волгоград он закатился с друзьями в ночной клуб «Пиранья», где его засекла её подруга и тут же позвонила ей. Таня моментально прибыла на место и у них с Андреем состоялся судьбоносный разговор. Она сообщила ему, что беременна от него, и, поскольку он её бросил, поскольку постоянно обманывает, она нашла другого мужчину и вышла за него замуж. Этим другим оказался не кто иной, как Иосиф Григорьевич Давиденко – «крыша» Андрея, силовик, решавший многие серьёзные вопросы, в том числе обеспечивавший Совинкому победы на тендерах госзакупок. На тот момент ему было 52, их свела её мать, у которой когда-то были с ним отношения. Он находился в прекрасной форме, выглядел моложе своих лет, а внешнее сходство с Андреем являлось удобным обстоятельством для Тани, так как объясняло сходство ребёнка с биологическим отцом.

В ту ночь Таня мотивировала свой приход тем, что хотела последний раз посмотреть Андрею в глаза и расставить все точки над «i». Он был шокирован такими новостями, будучи страшно разозлён тем, что его девушка, к которой он продолжал испытывать чувства, достаётся другому, и вместе с тем не мог обрадоваться тому, что она, не поставив его в известность, прекратила приём противозачаточных таблеток – из-за чего и забеременела; ну, и, конечно же, его не устраивал её выбор: ведь теперь он и Иосиф становятся злейшими врагами. И действительно, начиная с июля, у них перестали ладиться отношения, протеже Иосифа (которого Андрей прозвал «святым»), занимавшие руководящие посты на Совинкоме, стали исподволь разваливать компанию, и, когда Андрей выявил их подрывную деятельность и уволил всех одним махом, было уже слишком поздно.

Таня родила двойню, мальчика и девочку, в начале февраля 2005-го. Роды прошли в срок, а Иосифу было сказано, что преждевременно, как это часто бывает при многоплодной беременности. Тайком от неё подозрительный старый седой полковник договорился с врачами роддома сделать ДНК-экспертизу, чтобы проверить, является ли отцом детей. Однако, об этом узнала её мать и, разыскав Андрея, попросила найти связи, чтобы фальсифицировать данные экспертизы. Он располагал необходимыми знакомствами – в роддоме работала его однокурсница. Она надавила на нужных людей в лаборатории и они написали в справке, что результат ДНК-теста – положительный, т.е. святой Иосиф является отцом.
После того разговора в ночном клубе Андрей не виделся и не общался с Таней больше года. Их отношения казались надолго законченными… но осенью 2005-го они случайно встретились на улице, поздоровались друг с другом, разговорились… и в их отношениях произошла перезагрузка. Они снова стали встречаться, и снова тайком – теперь уже не от его жены (летом он развёлся), а от её мужа. Весной 2006-го у них произошёл серьёзный конфликт и свидания прекратились. Теперь же, в сентябре, Андрей не исключал возможность возобновления этих свиданий, и, случайно, как в этот вечер, встречая Таню в городе, останавливался, чтобы пообщаться.

– Ты не растеряешь своей загадочности, даже если захочешь от неё избавиться, – с этими словами Таня упёрла языком в щеку с внутренней стороны и стала двигать им туда-сюда – эротический ариведерчи в сторону Андрея, поднялась, и, прихватив пакет с покупками, удалилась, так как ей на трубку позвонил ожидавший в машине муж.
Андрей посмотрел на двух оставшихся за столом женщин.
– Мне надоело ваше блядство! – заявила Антонина тоном школьного завуча, когда Таня скрылась из виду. – Я должна знать правду, что у вас за отношения. Если вы трахаетесь, то скажите прямо: да, мы любовники, если нет – то скажите мне прямо в глаза.

Вероника обратила к ней своё невозмутимо-насмешливое лицо:
– Хочешь знать правду?
– Давайте проясним этот вопрос прямо сейчас.
– А что такое «правда»? – Вероника скосила взгляд на Андрея и посмотрела в упор на Антонину. – Может, мне кто-то, наконец, объяснит, что это такое, а то я дожила до 39-ти лет и до сих пор не знаю.
– Странно… хотя, с твоим воспитанием… – усмехнулась Антонина, распространившая на работе, в Областном казначействе, слух, какой только могла пустить эта служительница абсолютной истины, а именно то, что беременна от Андрея и скоро выходит за него замуж. Что не могло быть правдой в принципе – оба раза, когда он бывал с ней, он не смог кончить, потому что был сильно пьян; что касается его на ней женитьбы – это также являлось её чисто умозрительным предположением.

– Правда – это действительность в том виде, как её воспринимают влиятельные люди; точка зрения этих людей по поводу того, что происходит, которую они навязывают обществу, – глубокомысленно изрёк Андрей и добавил с простодушной хитростью. – В твоей ситуации, Тоня, это означает, что если ты докажешь своим коллегам, что беременна от меня и выходишь за меня замуж, и они в это поверят – значит, ты права, и правда на твоей стороне; а если ты не сумеешь продать им эту историю – значит, ты лгунья.
Антонина, покраснев, порывисто поднялась и, толкнув официантку, которая принесла ей латтэ, поспешно удалилась. Андрей посмотрел на Веронику и безмятежно спросил:
– Ну что, мы, наконец, дойдём сегодня до кинозала?
Она резко повернула рыжеволосую голову в его направлении, её красные губы были сжаты, пронзительно-синие глаза горели царственным гневом:
– Знаешь, Андрей, в кино я могу сходить с кем угодно, а от тебя я жду чего-нибудь более интересного…

Сделав драматическую паузу, она продолжила:
– А чтой-то все тётки от тебя беременеют, что в этом хорошего? Может, мне тоже стоит, а?!
Андрей чуть было не купился на этот проброс, хоть и знал, что его с Таней история является такой тайной, которую никто не заинтересован раскрывать. Что же касается Антонины, тут говорить вообще не о чем – пусть сколько угодно треплется, беременней, чем она есть сейчас, она от этого не станет.
Вероника очень часто говорила двусмысленно, делала это специально, к тому же красиво, громко, откровенно радуясь тому эффекту, который производила на окружающих. Её тянуло к острым ситуациям так же сильно, как толстых детей к ведёрку мороженого.
Так и в этот раз:
– Ты прям, как лесной пожар, как ураган, женщинам остаётся только прятаться от тебя и воздевать руки в надежде на спасение.
– Но… я могу быть моногамным… по крайней мере временно… чтобы не сбиться с этого пути, я провожу максимально много времени с тобой.

Внезапно она, движимая неким спонтанным порывом, позвонила мужу и жёстко спросила, где он находится. Тот ответил, что едет домой, тогда она потребовала сказать, где именно, по какой улице и с кем. Не удовлетворившись ответом, она перенабрала его водителю, чтобы задать тот же самый вопрос.
– Подъезжаем к Семи Ветрам, – был ответ.

То есть, это было рядом с Парк Хаусом и в непосредственной близости от дома, в котором жили Спирины. Андрей почувствовал, что пора сматывать удочки, но прежде, чем он успел выразить это словами, оказался в такси вместе с Вероникой. Машина выехала на Бульвар 30-летия Победы и направилась в сторону Центра. Вероника снова позвонила мужу, приказала не разъединяться и комментировать то, что видит за окном.
– Где? Где ты сейчас едешь?! – кричала она в трубку.

Тут она увидела его служебный Фольксваген Пассат, ехавший навстречу и свернувший с Бульвара на боковую улочку, и приказала таксисту ехать следом. Пассат въехал во двор и остановился у подъезда одного из домов. Позади немца, не доезжая нескольких метров, остановилась и Волга-такси. Рывком распахнув дверь, Вероника выбралась из машины, и, подлетев к Пассату, рванув на себя правую заднюю дверь, вытащила из салона сначала мужа – за борт пиджака, а затем и его спутницу-блондинку – за волосы. И с ожесточением стала царапать её лицо:
– Прошмондовка, тварь, блядина!!!
Андрей узнал в блондинке Кристину, – ту самую, что год назад видел на вокзале на проводах Станислава Полянского. Крики и визги наполнили тихий двор. Юрий попытался разнять женщин и получил по лицу. Которое украсилось ссадинами, из них на его белую рубашку хлынула кровь. Вероника отвлеклась на мужа и Кристина не стала дожидаться, пока за неё примутся вновь, и забежала в подъезд.

Андрей, тем временем, расплатился с таксистом и лихорадочно размышлял, что предпринять. Самое разумное было ехать на этом моторе домой, пока его не увидел Юрий. Андрей уже собрался дать команду водителю, но тут произошло, пожалуй, самое несуразное, что только могло произойти в такой ситуации: Вероника приказала ему выбираться из Волги и садиться в Пассат. Андрей послушно выполнил команду. Вместе с Вероникой они устроились на заднем сиденье, Юрий – на переднем.

Через несколько минут машина остановилась напротив подъезда, в котором жили Спирины. У Андрея теплилась надежда, что ему удастся убраться подобру-поздорову, но не тут-то было – от Вероники поступило приказание зайти в гости.
Юрий со взглядом человека, основательно вымотанного ночными кошмарами; Вероника в образе чистой, светлой голубицы, помышляющей только о небесном; и Андрей с видом приговоренного к смерти выпили бутылку водки на троих.
Далеко не впервые благодаря Веронике Андрей оказался в довольно щекотливом положении и уже всерьёз опасался, что Юрий грохнет его раньше, чем это сделают разъярённые кредиторы. В этот вечер Андрею повезло – когда водка кончилась, Вероника сжалилась над ним (а скорее, просто посчитала, что достаточно разожгла ревность мужа) и отпустила восвояси.

Share and Enjoy:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Мой Мир
  • Facebook
  • Twitter
  • LiveJournal
  • MySpace
  • FriendFeed
  • В закладки Google
  • Google Buzz
  • Яндекс.Закладки
  • LinkedIn
  • Reddit
  • StumbleUpon
  • Technorati
  • del.icio.us
  • Digg
  • БобрДобр
  • MisterWong.RU
  • Memori.ru
  • МоёМесто.ru
  • Сто закладок

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

*

* Copy This Password *

* Type Or Paste Password Here *

You may use these HTML tags and attributes: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>